Новая Доктрина энергетической безопасности России.

 

Ориганал статьи

13 мая Президент России Путин подписал Указ «Об утверждении Доктрины энергетической безопасности Российской Федерации ». Прошлая Доктрина была утверждена в ноябре 2012 года, и с выходом новой утратила свою силу.

И тут мы имеем первый интересный момент.

Между принятием этих документов прошло менее 7 лет. Раньше, примерно до 10-х годов нашего века, энергетическая сфера, точнее "традиционная" нефтегазовая отрасль, казалась чем-то незыблемым, одним из столпов экономики. Но тут, за одно десятилетие вырабатывается и принимается уже две доктрины, а это говорит о том, что в энергетической сфере идут быстрые изменения, которые уже нельзя не замечать, и на которые нельзя не реагировать.

Ещё один интересный момент обоих документов в том, что они рассматривают развитие этой сферы на период до 2025 и 2030 года соответственно. Не знаю можно ли считать стратегией документ с таким горизонтом планирования, по-моему, это скорее тактика реагирования.

В этой статье мы остановимся на разборе пунктов, непосредственно касающихся тем, которые мы освещаем, а именно возобновляемая энергетика и электромобильная отрасль.

Слова значат.

В Доктрине, среди прочих, используются несколько ключевых понятий - угрозы, вызовы и риски энергетической безопасности. Отсюда следует, что ответ на каждое их этих понятий предполагается свой. Ведь от угроз надо строить защиту, вызовы надо принимать и отвечать, а риски минимизировать. Если так всё чётко распределено и не смешивается в кучу, то это может вызывать оптимизм.

По пунктам. Читаем дальше.

"... Топливно-энергетический комплекс Российской Федерации включает в себя нефтяную, газовую, угольную и торфяную отрасли, электроэнергетику и теплоснабжение, играет ключевую роль в формировании доходов бюджетной системы Российской Федерации...".

Тут собственно комментировать нечего. К сожалению, этот пункт констатирует, что до сих пор экономика сильно зависима от "сырьевых" нефтегазовых денег. И в принципе банальность, известная всем в нашей стране.

"8. Внешнеэкономическими вызовами энергетической безопасности являются:
... 6) замедление роста мирового спроса на энергоресурсы и изменение его структуры, в том числе вследствие замещения нефтепродуктов другими видами энергоресурсов, развития энергосбережения и повышения энергетической эффективности;
е) увеличение доли возобновляемых источников энергии в мировом топливно-энергетическом балансе.
9. Внешнеполитическим вызовом энергетической безопасности является наращивание международных усилий по реализации климатической политики и ускоренному переходу к "зеленой экономике".

Здесь прямо и открыто признаётся, что альтернативная нефтегазовой энергетика, то есть возобновляемая и распределённая, это реальность сегодняшнего, и тем более завтрашнего дня. Так что тем, кто раньше с ехидством комментировал развитие в мире возобновляемой энергетики, называя её несерьёзным делом, придётся либо замолчать, либо "сменить пластинку", так как на высшем уровне это признано серьёзным вызовом.

Кстати, понятие "зелёная экономика" естественно включает в себя и электромобильную отрасль.

Ранее, Президент Путин, выступая на пленарном заседании «Энергия для глобального роста» 04.10.2017 г., чётко объяснил, что в принципе российский энергобаланс, вполне, подходит под понятие "зелёный" так как доля угля в нём не является определяющей, и со временем будет снижаться. Параллельно будет расти доля возобновляемой энергии в балансе.

https://youtu.be/Akthcm_q6ag

"10... При этом Россия считает недопустимым рассмотрение вопросов изменения климата и охраны окружающей среды с предвзятой точки зрения, ущемление интересов государств - производителей энергоресурсов и намеренное игнорирование таких аспектов устойчивого развития, как обеспечение всеобщего доступа к энергии и развитие чистых углеводородных энергетических технологий".

Ну, считать можно всё что угодно, только вот заставить другие страны отказаться от развития ВИЭ-энергетики и безэмиссионной автотранспортной сферы не получится. И поэтому можно уже сейчас запускать обратный отсчёт к тому моменту, когда ископаемое топливо потеряет своё лидерство в ТЭК.

По прогнозам различных аналитических агентств, в том числе и Международного энергетического агентства к 2030 году в мире будет эксплуатироваться от 125 до 220 миллионов электрических автомобилей различного класса. И это не беря в расчёт сегмент электрической микро-мобильности. Посчитайте сами, сколько недополучат прибыли поставщики ископаемого топлива.

Такими же темпами будет развиваться и ВИЭ-индустрия.

Хм, "...развитие чистых углеводородных энергетических технологий..." - а это, каких, позвольте узнать.

Вышеприведённые пункты отнесены к "вызовам", а не к "угрозам".

Перейдём к "угрозам".

"11. Внешнеэкономическими и внешнеполитическими угрозами энергетической безопасности являются:
в) дискриминация российских организаций топливно- энергетического комплекса на мировых энергетических рынках путем изменения международного нормативно-правового регулирования в сфере энергетики, в том числе под предлогом реализации климатической и экологической политики или диверсификации источников импорта энергоресурсов...".

Это слишком расплывчато и субъективно. Если какая-либо страна переходит на ВИЭ-энергетику и вводит сроки окончания использования бензинового и дизельного транспорта, то это их суверенное право. Если при этом мы теряем клиента на углеводородную продукцию, то это наша проблема. Но ещё это и новые возможности.

К примеру, сейчас в Японии и в Южной Корее, а так же в скором будущем в Европе начнёт бурно развиваться сегмент транспорта, работающий от водородных топливных элементов. Так может не стоит плакаться по будущим потерям, а направить свои усилия на будущие приобретения, начав экспансию на рынке водородного топлива. У нас же для этого есть все необходимые ресурсы.

Про "риски".

"14. Рисками в области энергетической — безопасности, связанными с внешними вызовами и угрозами энергетической безопасности, являются:
а) недостаточные темпы реагирования российских организаций топливно-энергетического комплекса на тенденции в мировой энергетике, в том числе в части, касающейся освоения новых технологий...
г) принятие неверных долгосрочных инвестиционных решений в условиях высокой неопределенности мировых энергетических рынков".

Оба пункта имеют в своей основе человеческий фактор. Что темпы реагирования, что неверное планирование, всё это зависит от качества управления.

Что-то "трансграничное".

"18. Трансграничным вызовом энергетической безопасности является развитие и распространение прорывных технологий в сфере энергетики, в том числе технологий использования возобновляемых источников энергии, распределенной генерации электрической энергии, накопителей энергии, добычи углеводородного сырья из трудноизвлекаемых запасов, цифровых и интеллектуальных технологий, энергосберегающих и энергоэффективных технологий на транспорте, в строительстве, жилищно-коммунальном хозяйстве и промышленности".

Ну да, всё верно, естественно, что каждый стремится экономить и наращивать свой личный бюджет. Отсюда, опять же, развитие ВИЭ и энергосберегающих и энергоэффективных технологий на транспорте, в строительстве, жилищно-коммунальном хозяйстве и промышленности. Как говорится, "кто не спрятался - я не виноват".

И если это "вызов", а не "угроза", то надо развивать эти направления, раз есть понимание, что они получают всё большее распространение. Если ты не можешь остановить процесс, то попробуй быть в числе его лидеров.

"20. Рисками в области энергетической — безопасности, связанными с трансграничным вызовом и трансграничными угрозами энергетической безопасности, являются:
а) несоответствие технологического уровня российских организаций топливно-энергетического комплекса современным мировым требованиям и чрезмерная зависимость их деятельности от импорта некоторых видов оборудования, технологий, материалов и услуг, программного обеспечения, усугубляющаяся монопольным положением их поставщиков;
6) недостаточное развитие — нормативно-правовой — базы, сдерживающее внедрение инновационных технологий, в том числе технологий использования возобновляемых источников энергии, распределенной генерации электрической энергии и цифровых технологий в сфере энергетики;
в) недостаточная инновационная активность организаций топливно-энергетического комплекса и организаций, осуществляющих деятельность в смежных отраслях экономики".

Пункт "Б" ну просто в точку, верно на 100%. Только вот вопрос! А кто мешает эту нормативно-правовую базу создать?! Или, что в Думе есть оппозиция, которая противодействует этому движению, а в Правительстве саботируют выработку нужных правовых актов? Смешно, да?

Раз в Доктрине это чётко обозначено, так примите все необходимые законы! Все ресурсы для этого есть.

"21. Последствиями реализации угроз энергетической безопасности являются:
в) увеличение расходов потребителей на организацию альтернативных способов топливо- и энергоснабжения и на создание запасов (резервов) энергоресурсов...".

Не понял. Это, что, забота о кошельке гражданина, если он вдруг захочет вложиться ВИЭ и систему накопления энергии в своём личном доме? Как мило.

"22. Целью обеспечения энергетической безопасности является поддержание защищенности экономики и населения страны от угроз энергетической безопасности на уровне, ‘соответствующем требованиям законодательства Российской Федерации, касающимся:
3) обеспечения энергосбережения и повышения энергетической эффективности;
м) ограничения отрицательного воздействия на окружающую среду и обеспечения экологической безопасности хозяйственной деятельности организаций топливно-энергетического комплекса".

С этими пунктами всё вроде понятно. Без вопросов... практически.

Остальные пункты Доктрины носят практически формально-организационный характер и конкретно не описывают стратегию развития энергетической отрасли, так как есть отсылка к другому документу - "32. Конкретизация и развитие положений настоящей Доктрины, в том числе планирование мер по обеспечению энергетической безопасности, осуществляются при разработке Энергетической стратегии России...".

Вангуя, можно предположить, что уже в первой половине 20-х годов данная "Доктрина" и "Стратегия" будут серьёзно переработаны, с учётом роста в геометрической прогрессии развития ВИЭ и электромобильной индустрии, так как это начнёт очень сильно влиять на традиционные рынки углеводородного сырья и продуктов его переработки.